November 1st, 2015

KRK

Патриарх Сергий Cтрагородский: «С таким письмом и на Страшный суд не страшно!»

Оригинал взят у novayagazeta в Патриарх Сергий Cтрагородский: «С таким письмом и на Страшный суд не страшно!»
Летом в «Новой» (№ 94 от 31 августа) было опубликовано интервью нашего обозревателя Марины Токаревой с настоятелем храма Святой Троицы в Хохлах, протоиереем Алексием Уминским. На него живо откликнулись духовные и светские лица. Сегодня мы публикуем текст, полученный из канцелярии Владимира Легойды, председателя Синодального информационного отдела Московского патриархата, и приглашаем читателей к дискуссии.

Может быть, с опозданием, но с большим интересом я прочитал интервью, данное протоиереем Алексием Уминским «Новой газете» — «У Церкви нет цели борьбы со злом».

Многое, о чем говорит отец Алексий, вызывает внутреннее сочувствие, будит мысль к дискуссии. Его слогу присуща всегдашняя искренность интонации. Но с одним не получается согласиться. Это характеристика личности Патриарха Сергия и в особенности его Декларации 1927 года, которая в очередной, наверное, уже 1001-й раз именуется отречением от мучеников.

Collapse )

KRK

Петровская канавушка

Оригинал взят у tainionkoski в Петровская канавушка
Оригинал взят у serzigzagser в Петровская канавушка
Оригинал взят у ros_lagen в Петровская канавушка
Оригинал взят у tiina в Петровская канавушка
Ровно 285 лет назад, 22 октября 1730 года завершилось строительство Ладожского обводного канала - крупнейшего на тот момент гидротехнического сооружения не только в России, но и во всей Европе. Канал, который в просторечии называли петровской канавой или - ласково - канавушкой, был сооружен по личному указу Петра Первого от 18 ноября 1718 года и строился 11 лет. Сам царь до завершения строительства не дожил.
Поводом для рытья канала длиной 117 километров стало интенсивное водное сообщение между только что возведенным Санкт-Петербургом и глубинными районами страны, которое осуществлялось по Волхову, Неве и Ладожскому озеру, соединяющему эти реки. А Ладога славится своими штормами, очень опасными для небольших, плоскодонных речных судов и барж. С начала возведения новой столицы в этом огромном озере ежегодно тонули или разбивались о прибрежные камни десятки, а то и сотни кораблей с различными грузами.
Из создавшейся ситуации было два выхода: либо начать строить суда по "морским" стандартам, но тогда они не смогли бы ходить по речному мелководью, либо изолировать их от буйной ладожской стихии. Петр выбрал второй вариант, приказав рыть канал вдоль берега.



img18


Collapse )





KRK

Советская операция по спасению мертвой космической станции

Оригинал взят у marishkaak в Советская операция по спасению мертвой космической станции
Оригинал взят у alex_avr2 в Советская операция по спасению мертвой космической станции
Оригинал на английском тут
Оригинал перевода тут



Эта история произошла в 1985 году, но в последствии постепенно забылась. Шли годы — многие подробности были искажены, кое-что было выдумано. Даже те, кто первыми рассказал об этих событиях, допускали явные ошибки. Операция «Союза-13» по спасению орбитальной станции «Салют-7» была впечатляющей попыткой проведения ремонта в открытом космосе. Писатель Николай Белаковский собрал все факты воедино и готов впервые за все время предоставить нам полноценный рассказ о тех событиях.

Темнеет и Владимиру Джанибекову становится холодно. У него есть фонарь, но нет перчаток: работать с ними сложнее, а справиться надо быстро. Руки мерзнут, но это неважно. Запасы воды его команды ограничены и если они не починят станцию вовремя, чтобы она успела отогреть свои питьевые емкости, им придется покинуть ее и отправиться домой. Однако допустить этого они не могут: слишком много значит эта станция. Солнце садится. Работать с фонарем одному неудобно, поэтому Джанибеков возвращается на корабль, который доставил их сюда, чтобы отогреться и подождать пока они не пролетят ночную сторону Земли. [1]

Он пытается спасти «Салют-7», новейший из серии проблемных, но все более успешных советских космических станций. Его предшественник — «Салют-6» наконец-то вернул станциям советов титул самых длительных управляемых человеком космических программ, побив 84-дневный рекорд, установленный Американским Skylab в 1974 на 10 дней. Дальнейшие полеты продлили его до 185 дней. А после запуска «Салют-7» на орбиту в апреле 1982 года, первый полет на него обновил рекорд до 211 дней. Станция начала свое существование без каких-либо серьезных проблем. [4]
Collapse )